Искусство делается сердцем

РУХАНИ ЖАҢҒЫРУ: Главные принципы

21 001Судьба подарила мне встречу с этим человеком в раннем детстве. Это были казахские сказки с иллюстрацией мальчика-победителя. В огромном малахае, в лохмотьях, он стоит веселый, беспечный, настежь открытый миру. Рисунки меня поразили.
И через годы, встретившись с автором – улыбчивым, в «короне» львиной шевелюры художником, узнала его имя – это был Сахи Романов. Знаменитый и вместе с тем удивительно простой.
С первой встречи в мастерской художника меня поразила его энциклопедическая «подкованность». Знание классики: казахской, русской, европейской, восточной. Изобилие книг и пластинок. Беседы всегда в легкой, непринужденной форме, не подавляя авторитетом. Признался, что работает под музыку: Таттимбет, Курмангазы, Даулеткерей, Моцарт, Бетховен, «Хованщина» Мусорг­ского… А иногда – радио. И тотчас раскритиковал: «Бывает, в одном ключе – часами, скучно, серо, неинтересно. А ведь радио – это аудитория и для молодежи. А она должна впитывать все лучшее!»
Критика всегда была беззлобной и принципиальной, адресной и конкретной. Но сильнее – сочувствие, бескомпромиссное и глубокое понимание. В этом нуждаются все. А Сахи Романов был щедр. И пристрастен.
Не случайно тянулась к нему молодежь из мира творчества. Сам его пример художника и умение поддержать, подсказать, помочь притягивали и молодых режиссеров, и актеров, и живописцев. Опекая и оберегая, он болел за будущее страны. Услышав, что фильм Ардака Амиркулова «Гибель Отрара» потряс меня, а «Молодой Абай» стал открытием, Сахи Романов с удовольствием подтвердил: да, состоявшийся мастер, молодец! И тотчас раскритиковал один эпизод. Как тепло отзывался он о Дамире Манабаеве, Сакене Турусбекове, Тимуре Мынбаеве и Аягане Шажимбаеве. Как сердечно и заинтересованно рассказывал об актерах Нурмахане Жантурине, Серке Кожамкулове, Елюбае Умурзакове, с какой нежностью, тепло и с юмором – об Олжасе Сулейменове, Мажите Бегалине и других.
При столь активной натуре, творческой одержимости и ослепительно яркой внешности неудивительно обилие друзей-единомышленников, творческих встреч и произведений мощной энергетики.
Работа на «Казахфильме», в Союзе художников, в творческих командировках по Союзу и Казахстану, в мастерской шла параллельно. Бурным темпераментом и чутким глазом влюбленного художника пронизаны полотна живописи и графические листы, эскизы кинодекораций и костюмов, интерьеров и экстерьеров, деталей казахского быта: орнаменты алаша, көрпе, текеметов, женских аксессуаров и головных уборов-саукеле, оружия и конского снаряжения. Все это требовало детального изучения по научным источникам, по эпосу и поэзии, по наблюдениям в поездках и музеям. Наконец, это все надо было глубоко чувствовать интуитивно, принимать голосом крови. Пейзажи, портреты, натюрморты… Доминирует же особая, главная тема – любовь к отчей земле с ее безбрежным пространством, синевой и ширью неба, неповторимым ароматом степных трав и снежных гор. Все это – в камерной по формату картине – «Под небом Родины». Она звучит монументально, как священный гимн. Этот спящий младенец, вольно раскинувшийся в колыбели-бесіке, обнаженный, свободный, безмятежный, под сенью бездонного неба на бесконечной, нарядной, страстно любимой земле – объяснение в любви Художника.
Большие полотна с батырами и певцами, красногвардейцами среди аксакалов, женщинами в высоких головных уборах, с юртами и панорамами гор Алматы, юными казашками и воинами – летопись биографии родного народа глазами преданного современника – живописца и графика.
Мечтая о будущем Родины, он беспокоился о молодежи и детях, их воспитании. И подарил целую коллекцию своих произведений почитателям с севера Казахстана. Чтобы открыть музей. Ведь малыши как граждане страны и народа начинаются с младенчества.
Что всегда подкупало в Сахи Романове? Его открытость, доверчивость, благородство и твердая вера в завтрашний день. Не было отбоя от друзей-коллег, от молодежи, от журналистов TV, кино и радио, газет и журналов. Раскатистым смехом встречая всякую просьбу о встрече, он откладывал важные дела и работу, не умея отказать.
А в дружбе был откровенен и прям. За что был особенно любим Шакеном Аймановым. Он сразу заметил талантливую увлеченность и зоркий глаз молодого друга-коллеги. И – прямодушие. В фильме «Алдар Косе» режиссер Шакен Айманов исполнял главную роль. И признался с некоторым удивлением, что поражен таким глубоким знанием казахской культуры, быта, эпоса художником, чья жизнь протекала на чужбине. А тогда жизнь Сахи Романова в Алматы только начиналась. Но уже – навсегда. Столько доверительных бесед, профессиональных споров, юмора было в этой совместной работе! И точная, тонкая оценка глаза, вкуса, знания национального искусства в его нюансах, обычаях, музыке, в его прикладном искусстве, в самой эстетике работы младшего коллеги. Это покорило Сахи Романова однажды и навеки. А творческая деятельность обратилась в праздник души и дружбу близких по духу людей.
Их другая кинокартина «У подножья Найзатас» стала последней. Там, на родине Шакена, где шли съемки на природе невероятной красоты, среди бурых скал, у синего озера Торайғыр, Шакен Айманов был неповторим. Долгое время, собирая по крупицам, Сахи Романов делал эскизы, наброски, этюды. И, наконец, здесь он написал портрет друга, поражаясь его многогранности и душевной полноте.
В роли своего героя Шакен сказал от себя все, что наболело – о судьбах родины, что виделось смыслом и главной целью жизни. Точно прощаясь. Об этом позже рассказал Сахи Романов, скорбя о безвременном уходе друга. Но палитра солнца его творчества и жизни не иссякала никогда.
Все фильмы, созданные в течение жизни – это «Казахфильм». Это – сотрудничество с режиссерами и актерами, операторами и всей съемочной группой. Словом, творчество-товарищество. Итог – фильмы: «Крылья песни», «Дорога в тысячу верст», «Следы уходят за горизонт», «И в шутку, и всерьез», «Дорога жизни», «Крылатый подарок», «Кулагер». Последний из названных был непростым. И по теме – легендарной фигуре Ахан-Сері и его любимом коне Кулагере. И по 15-летним мытарствам с её «прорывом» к зрителю. Над сценарием работали режиссер фильма Булат Мансуров и Олжас Сулейменов. Автор музыки – Нургиса Тлендиев. Оператор – В. Осенников. И блистательные актеры: Кененбай Кожабеков, Булат Омаров, Шахан Мусин, Канабек Байсеитов, Аскар Сулейменов и др. Будучи главным художником фильма, Сахи Романов сделал огромное множество эскизов в карандаше, тушью, цветными чернилами и углем, воплощая дух, настрой, главную мысль автора. Всюду – звонкий, активный, насыщенный и столь узнаваемый цвет, дающий экспрессию и чувство сопереживания. Результат титанической по объему и творческому духу работы – невиданный мощи и красоты образ поистине народного казахского героя – поэта и любимца родной земли. Это было первооткрытие для казахского кино, для всей последующей культуры страны.
Много впечатлений, переживаний, размышлений вслух поведал мне художник за двадцать лет работы в своей мастерской. Прежде, начиная разговор с показа новых работ, закрывающих огромное пространство комнаты, показа новых книг, позже он сразу приглашал к чаю, расспрашивал, а потом начинал рассказывать о себе. И вот что поведал однажды.
«По легенде, жили здесь, у подножья гор, вблизи воды, белые птицы. Ослепительная белизна и гордый нрав отличали это племя по имени «қаз ақ», или «аққу». Их гортанные голоса на рассвете будили обитателей прибрежных камышей. А размах крыльев – серебряных, нежных – будил воображение всякого видящего. Как и высокий, плавный полет или скольжение по тихой вечерней воде. Лебединая верность в любви стала символом вечным, а немыслимый шеи изгиб – как вопрос небесам. И щемящая душу безмерная красота несравненного племени птиц…
Однажды на рассвете эта стая покинула берег, рассеявшись по миру. А оставшиеся обратились в племя людей с именем птицы «қаз ақ» и гортанной памятью песен-стихов, что звучат по сей день над горами, морями и степью».
Европейски, энциклопедически образованный вгиковец, борец за мир, подлинный художник, Сахи Романов (1926–2002) оставался всю жизниь влюбленным казахом с душой, открытой всему миру. Дарил сердце единоверцам по духу.
Разные музеи Казахстана и России, частные коллекции обладают ныне его творениями – бесценными по одухотворенной палитре цвета любви. К счастью, лучшее из его наследия – в родном Алматы, в стенах Государственного музея искусств им. А. Кастеева.
Здесь, вблизи любимых гор, рек и благоуханных яблоневых садов искусство жизнелюба, солнечного художника, сына нации Сахи Романова продолжает жить в сердцах благодарных зрителей. В наших сердцах!
Вместе с легендой подарил мне Сахи Романов и свой главный принцип: «Искусство делается сердцем!» Лебединый размах крыла и полет над родной планетой Земля, над родной Казахией – это Сахи Романов. Сегодня и навсегда!

21 002
Сауле БЕККУЛОВА, кандидат искусствоведения, доцент, член Союза художников СССР и Казахстана